РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ

Обычно в кинофильме в каждой сцене цель деяния находится за пределами сцены. Герой стремится куда-то, преодолевая препятствия. А там оказывается, что самое принципиальное еще далее, в последующей сцене. И так до самой кульминации зрители совместно с героем втягиваются в историю от сцены к сцене.

Это мы должны держать в голове РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ, репетируя каждый кадр. Главное произойдет в последующем кадре. Об этом задумывается герой, туда он стремится. Если этого нет, история сходу останавливается, энтузиазм зрителей падает.

К чему стремится боксер, когда его бьет большущая волосатая мортышка с малеханькими красноватыми глазками? Наш герой практически раздавлен, но он отражает деяния противника и РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ борется со своим состоянием:

– Я не упаду. На данный момент я соберу силы... – Его внимание поглощено противником. При всем этом он готовит последующий шаг: – На данный момент я ему врежу!

Главное за пределами кадра. Конкретно так работает актер в хоть какой сцене. Его внимание растворено в партнере. Он смотрит РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ за ним и готовит ответ. Но противник тоже смотрит... Эту сцепку взглядов мы отрабатываем на репетиции. В сценарии ее практически нет. А кинофильм – это война взглядов. Во время войны действий. Без ударов взорами все работает вполовину.

Да и в жизни, не только лишь в кино, вы всегда боретесь РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ с поражением и готовите последующий шаг к победе. Исключительно в жизни это растянуто во времени, разорвано на отдельные действия, погружено в будни обыденного существования. А драма спрессовывает эти моменты.

Хичкок произнес об этом просто: "Кинофильм – это жизнь, лишенная всех частей скукотищи".

Это относится и к обычным фильмам деяния, и РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ к сложным драмам нравов с узкой организацией души. Доктор Астров в "Дяде Ване"

произносит перед Леной Андреевной пылкую лекцию о защите лесов. Но главное – за пределами этой лекции. По сути он желает обнять и поцеловать свою любовь. Готовит последующий шаг и канителит... Когда аудитория додумывается, что нрав борется со РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ своим настоящим желанием, она сопереживает и втягивается в сцену:

– Ну! Ну... сделай это!

Это движение внутреннего жеста идет вроде бы через текст, кроме его. Но текст при всем этом не теряет собственного значения. Он становится частью энергетики сцены.

Вы помните, что только 16% энергии кинофильма доносится через текст, а 84% через РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ видимые деяния. В репетиции мы выращиваем эти 84% действий. Мы работаем с текстом, используя подтекст. А он выражается во внутреннем жесте. Это тоже задачка репетиции.

Текст – это то, что мы слышим, слова. Подтекст – то, что герой желает по сути. Время от времени вопреки тексту, поперек его. Это внутренние жесты.

В Москве это РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ кажется обычным. Но в Стране восходящего солнца на съемке я объявляю героине:

– Вы гласите свои слова о том, как вы счастливы, а думаете при всем этом о том, что вам осталось жить совершенно недолго.

Продюсер подозрительно вслушивается в мои разъяснения, позже обходительно спрашивает:

– Я не понимаю, почему героиня РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ гласит одни слова, а задумывается другие.

– Ну это естественно. Мы и в жизни так себя ведем. Станиславский это здорово растолковал.

– О-о! Я уважаю государя Станиславского. Его романы очень популярны у японской молодежи (я понимаю, что он имеет в виду Достоевского). Но японский зритель не усвоит этого. Пожалуйста, пусть для РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ японского зрителя героиня произнесет вслух те слова, которые она будет мыслить для российского зрителя.

Телевизионные телесериалы так и пишутся. Все в их находится на словесном вербальном уровне. Все оговаривается. Потому актерам довольно выучить текст и прочитать его на технической репетиции. Но в кинофильме, где выявляется более узкая РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ психологическая энергия, текст – это только пропуск в сцену. Он должен родить действие и раствориться в нем. От этого общий эффект сцены резко вырастет.

Актер обычно и без режиссера осознает, что желал сказать сценарист. Сценарист окончил эту работу. Вам нужно не переписывать его диалоги, а перевоплотить их в цепь действий РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ, чтоб насытить сцену энергией.

Сначала текст нужно разобрать, чтоб актеры сообразили, как режиссер через текст желает донести смысл и значение сцены. Но это маленький шаг. Потом мы используем текст, чтоб действиями выразить смысл сцены и наполнить ее энергией.

Есть неплохой, испытанный практикой рецепт для репетиций: чтоб вынуть энергию, которая спрятана РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ в тексте, сыграйте сцены, не произнося ни слова из диалогов, мычите слова. Пусть партнер усвоит вас через ваши деяния и ответит вам своим мычанием и действиями. Гласите: "Ля-ля-ля, бла-бла-бла". Помычите три-пять минут и насытите сцену энергией общения. Когда деяния возрастут в непрерывную цепочку РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ жестов, возвращайтесь к словам и отбирайте в действиях то, что необходимо сцене. Придумайте для себя зверька либо животное, выражающее ваш персонаж.

Шипящая змея против блеющего барана. Взволнованная курица против рычащего льва. Это кажется вам тупостью? Друзья, мы же играем. Мы малыши. только нам за это время от времени платят. Кто уже РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ не ребенок, тот еще не актер. Все. что помогает развитию внутренней энергии сцены, мы кидаем в топку души. Когда дойдет до съемок, вы спрячете все избыточное, а огнь будет пылать.

Помогает сцене, если вы, возвратившись к словам, сыграете их с наибольшим чувственным заполнением. Кричите. Стучите кулаком, лупите (но не очень РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ). Пускайте в дело любые брутальные штампы, и вы выньте из сцены все эмоции в самом грубом виде. Успокоить их ничего не стоит. Разбудить и вырастить эмоции труднее.

Обычно, ужас перед клише принуждает режиссера с самого начала сглаживать и прятать эмоции. Но, если к ним относиться сознательно РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ, этот вздор можно вынудить работать в качестве растопки чувств суровой сцены. Актеры с радостью играют это задание. Это, естественно, малеханькое испытание для вашего вкуса, но этот экзамен все выдерживают.

Разработка РЕПЕТИЦИИ

Далее пойдут две-три странички скучноватого проф текста, – кто не имеет проф интересов может его пропустить.

Любители читают последующую главу РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ, мы остались в узеньком кругу профи, и я вам признаюсь, что эти номера: блеять козой, мычать и хрюкать – неплохи для утехи широкой публики. Время от времени это помогает. Но рядовая репетиция – суровая, сосредоточенная работа, лишенная наружных эффектов.

Принятая рутинная разработка репетиций смотрится так.

1-ый денек соберите на 2 часа РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ всех главных актеров и прочтите не останавливаясь сценарий по ролям. Не прерывайте. Каждый читает свою роль. Не играйтесь. Просто прочтите. Ничего не обсуждайте. Кратко поведайте о собственном плане. Для чего и зачем вы желаете снять этот кинофильм, чем этот кинофильм, на ваш взор, отличается от всех других.

Если кто-то РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ, на ваш взор, не сообразил свою роль, кратко растолкуйте. Подробный разговор о ролях будет на последующей встрече. Цель первой встречи – знакомство всех и подготовка ко 2-му деньку.

2-ой раз соберитесь на 4-5 часов. Начните с обсуждения целей персонажей. Каждый скажет, как он соображает собственный нрав. Только собственный. Неполезно, когда актеры разъясняют РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ свое осознание других нравов. Актеру полезнее считать, что он один обладает всеми тайнами души собственного персонажа. Роль – это любовь, интимное дело. Вы должны знать о нравах больше всех. иметь ответы на все вопросы. Не ожидайте вопросов, сообщите сами, что подготовили. Обсудите с актерами цели персонажей. Кто чего желает и РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ почему. Сосредоточивайтесь на конфликтах персонажа и среды.

философия нрава высказывается на самом ординарном, актуальном уровне: опасается жизни, презирает всех... всему знает стоимость... уверена в собственной неотразимости...

Режиссеру здесь неплохо бы поведать приготовленные биографии персонажей. Некие выдумывают каждому маленькую сказку жизни – историю жизни, которая просто запоминается.

Начинайте репетицию РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ сидя за столом. Репетируйте по сценам. Сообщите по поводу каждой сцены ее роль и значение в кинофильме. Как можно меньше дискуссий за столом. Чем подольше вы гласите актерам, тем меньше они слышат.

Так вы прочтете с остановками весь сценарий, вникая в смысл и психологию нравов. На это уйдет 4-5 часов. Почти всегда РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ на этом счастливое время безответственных мыслях заканчивается. В съемочной группе, обычно, есть время на все, не считая репетиций. Но когда время находится, это всегда на пользу. Для репетиций перед съемками довольно 4-5 дней. Получите много новых мыслях. Очевидно, при всем этом вы уже не сидите за столом, а очень примерно РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ двигаетесь. Как это можно для себя позволить в режиссерской комнате, где есть стол, стулья и диванчик. Принципиально, чтоб актеры лицезрели друг дружку, встречались глаза в глаза.

Когда-то Никита Михалков на съемках кинофильма "Механическое пианино" оборвал начатые съемки и усадил всех актеров на 5 дней на подробные утром до вечера репетиции РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ. Деньком репетировали, вечерами иг-рали в футбол. Итог налицо. Зная его энергию, можно сказать, что эти 5 дней у другого продолжались бы 15.

Многие режиссеры в кино не знают, что им делать и один денек, если у их отнимут клики: "Мотор!" и "Стоп!". Меж иным, режиссеры кричат исключительно в Рф. Везде РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ это делают помощники.

РЕПЕТИЦИЯ ПЕРЕД СЦЕНОЙ

Соединяет технические и творческие задачки. Она происходит конкретно перед съемкой. Лучше намедни. Если не удается, то с нее начинается работа над сценой.

В съемочный денек:

1. Читаете с актерами текст сидя. Кратко объясняете значение сцены. Объясняете мотивы действий персонажей. Почему и для чего РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ он это делает. Откуда пришел, куда движется после сцены. Учтите, что многие подзабыли сценарий. Только вы помните его в деталях. Ведите дискуссию и записывайте все предложения.

2. Если сцена подразумевает эмоциональное развитие конфликта, попытайтесь сыграть ее. заменяя слова звуками. Если чувствуете, что эмоции актеров нужно разбудить, сыграйте сцены грубыми брутальными штампами РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ. В общем, постарайтесь вынуть наружу весь ее чувственный потенциал. Актеры нагреты.

3. Сейчас начинается обычная работа над сценой, где актеры действуют в согласовании с правдой жизни. Время от времени полезно в процессе сыграть сцену, поменяв актеров ролями. Это позволит актерам лучше услышать собственный текст со стороны, но не РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ задерживайтесь на этом.

4. Позвольте актерам сыграть сцену, свободно двигаясь по декорации либо месту съемок. Помогите им импровизировать по тексту либо по поводу текста. Сцена может набухнуть. Это не жутко, вы ее ужмете, отобрав наилучшее.

Не веруйте актерам, когда они молвят, что сидя им играть удобнее. Очень суровый актерский режиссер Мартин РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ Скорсезе гласил: "Актеров нужно гонять". Движения актеров и камеры – это принципиальный элемент энергии сцены.

Во время репетиции поправляйте актеров, делайте замечания по ходу, останавливая репетицию на несколько секунд. Так идите до конца.

5. Сейчас реализуйте собственный подготовительный набросок мизансцены. Он, непременно, будет скорректирован тем, что родилось в репетициях. Сцена приобретает точный набросок РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ.

6. Когда мизансцена всей сцены установлена, делите сцену на части, как она будет сниматься. Репетируйте четкие движения по кадрам с оператором, но без камеры. Довольно визира в руках оператора. Тут определены все ритмы движений. Оператор соображает, какую технику использовать.

7. Небольшой отдых для всех, не считая вас и оператора РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ. Актеры идут на грим и костюмчик. Вы уточняете раскадровку сцены либо рисуете новейшую. Не забудьте, что все статичные моменты требуют энергичного монтажа. Как минимум 3-х точек на каждый статичный момент: средний либо общий план сцены и два встречных больших плана. В монтаже сцены им всегда найдется место.

Порядок съемки РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ может не совпадать с логической последовательностью. Сцену снимают по фронтам света. Естественно, лучше сохранить последовательность.

Оператор ставит камеру, устанавливает свет. Съемка началась. Вся эта работа продолжается 1-2 часа, изредка 3. Прямо перед съемкой – оканчивающая техно репетиция, где оператор и помощник размечают движение с точностью до см.

Один-два раза прогнали РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ кадр с камерой и микрофонами. Можно снимать.

РЕПЕТИЦИЯ И План

Снаружи на съемке всегда порядок. Никто ни с кем не спорит. Все подчиняются и терпят неудобства. Но это вершина айсберга. Вы сможете получить от актеров малое либо неописуемо много. И это находится в зависимости от ваших творческих амбиций. Не от самомнения, а от РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ глубоко обмысленного плана действий.

Актеры ожидают, что вы поведете их на штурм. Город будет взят, злодеи уничтожены, а кросотки падут в объятия фаворитов. Вдруг вы заместо этого гласите актерам:

Ну, ребята, давайте помашем саблями туда-сюда; глядишь, чего-нибудть и завоюем.

Актеры в растерянности. Они глядят на вас РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ со снисходительным состраданием:

– Бедный юноша, не знает сам. чего он желает. Нужно ему посодействовать. А посодействовать – это означает сесть на шейку.

Ничего ужасного вас не ждет. В принципе актер желает две вещи: отлично смотреться в роли и приглянуться режиссеру. Но если один пункт хромает, некие берут инициативу РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ в свои руки. И здесь они могут почти все. Их орудие не сила, а безграничное притягательность таланта.

Южноамериканская звезда Грейс Келли. потом принцесса княжества Монако, призналась подруге, как она обаяла царевича Ренье:

– Я просто не оставила ему ни 1-го шанса.

Она не хвастала. Хичкок, много раз снимавший ее, произнес:

– Грейс может делать РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ с мужиками все, что захотит. Она порхает меж ними, как гимнаст на трапеции.

С дамами мне так, как царевичу, не везло. Но с мужчинами был случай. Я выбирал актера на главную роль в кинофильме "Притча странствий". Одним из претендентов был Леонид Филатов. Я фактически открыл его в РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ "Экипаже" и, как хоть какой режиссер, грезил работать с ним к тому же еще. А здесь такая роль – герой сказки; он этого не играл, но мог поднять кинофильм до уровня философской притчи.

Другой претендент – Андрей Миронов. С ним был бы совершенно другой кинофильм: броский, торжественный, сочный. Я был знаком с ним РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ много лет, но никогда не было роли для него. А здесь возможность, может, раз в жизни... На данный момент после ранешней погибели Миронова ясно, что это был актер грядущего. Он уже в те годы создавал искусство там, где оно не признавалось за

искусство: на площадке утехи. Сейчас его энергия РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ осталась бессмертной частью нашей жизни. Но тогда это только угадывалось.

Я работал на местности "сурового" искусства и "Экипажем" прорывался на чуждую местность утехи. А Миронов желал обновить обычные краски. Начал сниматься у Германа в кинофильме "Мой друг Лапшин", посматривал в мою сторону, будто бы общая работа имела РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ смысл. А Филатов уже заявил о для себя как герой десятилетия. Умный, язвительный, иронический, с обезумевшим внутренним характером. Актер, который нерасчетливо сжигал себя на съемках, играя каждый кадр как главный в жизни, последний и решающий его судьбу. И при всем этом присваивал ему вид проходного, вроде бы ничего не РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ означающего. Для философской сказки-притчи редчайший подарок. В общем, выбор умопомрачительный. но не обычный.

Филатов держался подчеркнуто на дистанции:

– Прими решение и сообщи мне. Я не желаю на тебя оказывать влияние. Это была его позиция во всем. Он и в "Экипаже" вел себя так же. Я тогда выбирал меж ним и РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ Олегом Далем. И Филатов отказался пробоваться на роль. Даль уже был звездой, а Филатова еще фактически не снимали. Помощники заорали:

– Вы видите, он несерьезно относится к роли!

А он просто не желал получать травму отказа... Я начал снимать Даля, но он практически сходу захворал. У него был РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ нервный срыв от перенагрузок. Докторы добивались покоя на два месяца. А кинофильм не может стоять.

И я позвонил Филатову:

– Роль свободна. Она твоя.

Леонид повстречался с Далем, узнал, что нет никакой интриги, и пришел в кинофильм. На последующий денек после выхода "Экипажа" популярность Филатова взорвалась японским фейерверком. Не было секретарши, которая РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ бы не повесила его портрет над пишущей машинкой. Но, естественно, суровые актерские заслуги пришли в последующих фильмах. И я очень желал сделать с ним роль по максимуму его характера и мозга.

В общем, я был в смятении.

Миронов, наверняка, помыслил: "Бедный юноша, сам не знает, что ему избрать РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ. Нужно ему посодействовать..."

Он позвал меня домой. И устроил умопомрачительный вечер: читал сценарий, импровизировал, напевал, приплясывал, преображался. Одним словом, не оставил мне ни 1-го шанса.

Я его утвердил. И, нужно сказать, не жалел об этом никогда. Работа с ним была сказочно увлекательной. Но с маниакальной неотвязчивостью много раз после РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ кинофильма я задумывался: каким стал бы кинофильм, если б эту роль играл Филатов? И этот неснятый кинофильм казался мне почти во всем серьезнее.

Но мы не можем иметь два различных решения ни для 1-го кинофильма, ни для одной сцены. Принять решение для режиссера все равно, что для генерала расставить войска перед РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ схваткой: эти в центре, эти на флангах, эти в атаку, эти на поддержке... И принятый план нельзя поменять в сражении. Если идешь по плану до конца, можешь одолеть, можешь проиграть. Но если в сражении с перепугу меняешь план, поражение безизбежно. Если вы появляетесь со сценарием в РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ ожидании, что вас насытят мыслями, и гласите: "Давайте сядем и подумаем, что мы. в сути, желаем этим сказать", – почтение к вам падает на ноль.

Режиссер непременно учитывает идеи служащих. Это принципиальная составляющая часть дела. Но все идеи наматываются вокруг ядра вашего личного плана. Сценарий – это еще не план. Это бумага, из которой РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ он растет.

Три элемента составляют режиссерскую концепцию:

1. Драматургический план. Как будет рассказана структура.

2. План актерского ансамбля. Как будут сыграны роли.

3. Зрительный план. Как кинофильм будет рассказан в картинах.

ТЕМА

СТРАТЕГИЯ КОНТАКТА

Не нужно длительно мыслить, какие киноленты создают самый сильный эффект. Это вы понимаете по личному опыту. Если кинофильм смотрится как РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ единое целое, если он схватил вас и с самого начала до самого конца тащит, куда ему нужно... Если вы смотрите кинофильм, забыв обо всем, и получаете принципиальный актуальный опыт. – это максимум, который может дать кинофильм. Этого мы и стараемся достигнуть. Кинофильм, разорванный на кусочки, собранный из РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ плохо прилаженных друг к другу фрагментов, никогда не добьется такового сильного воспоминания, как кинофильм с единой цельной

формой. Во всяком случае, к катарсису вы сможете подобраться, только начав непрерывный полуторачасовой марафон. История только тогда получает чувственный ответ зрителей, когда, зацепив зрителей, двигает их в определенном направлении. Потому нас интересует всё, что помогает собрать РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ все эмоции кинофильма в единую форму.

Нет никакого рецепта, позволяющего сходу, мгновенно показать глубочайший нрав, – таковой способности принципно не существует. Есть только процесс, позволяющий в несколько шагов вскрыть нрав до самой сердцевины. Это путь работы в структуре, где интуиция опирается на проф базы.

Держать что-то РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ под контролем – это и есть профессия. Если мы можем уверенно спланировать развитие драмы в ее структурной базе, пусть далее Бог поможет нам сделать это профессионально.

Ремесло рассказчика, драматурга и режиссера заключается в том, чтоб держать под контролем грубые вещи, лежащие в базе истории. Нет идеи, содержашей конфликт, которую специалист не мог бы РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ хорошо развить.

Стратегия развития истории подчиняется обычным и ясным правилам. Станиславский как-то спросил у лоцмана на Волге:

– Как вы умудряетесь провести пароход по этому запутанному руслу, посреди мелей и водоворотов?

– А я следую курсу. Веду корабль по бакенам.

Вот это и есть ремесло. Ты знаешь, где будет глубоко РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ, а где мелко. Но это познание неописуемо высвобождает вашу интуицию, чтоб решать более сложные трудности творчества, лежащие в фарватере плана.

ХАРАКТЕРИЗАЦИЯ ТЕМЫ

Тема является особенной частью структуры, помогающей очень углубить развитие основных мыслях кинофильма. Во всех дискуссиях о ценности кинофильматема занимает почтенное место.

Тема – это экстракт всего важнейшего, о чем мы РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ рассказываем в кинофильме.Тема – это история кинофильма в общечеловеческом нюансе. Она вроде бы приподнята над сюжетом. Все равно, как если б мы проецировали кинофильм на облака ближе к Богу. И оттуда услышали сокращенный перевод важнейшего на общечеловеческий язык.

Ввиду таковой репрезентативной значимости, тема – возлюбленная игрушка всех болтунов. Я много раз слышал РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ беседы о теме и не мог уяснить для себя, как мне с этой темой работать фактически. Может, нам бросить ее в лексиконе критиков? Нет! Тема – это наш рабочий инструмент, наш скальпель и руль.

Тема кинофильма – это то, что остается в сознании зрителя после кинофильма. Не только лишь в сознании РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ, но, что более принципиально, в подсознании. Зритель, может быть, и не сможет разъяснить, в чем тема, но он получил это как чувственный опыт. Это настоящая ценность. Означает,задачка темы – установить прямой контакт меж вашими мыслями и чувственным ми-

ром аудитории.Тема – это принципиальная умственная ценность, которую вы желаете донести до зрителей, вырастив РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ в их душах эмоции.

Вот основная неувязка хоть какой темы:как установить контакт темы и зрителей. Понятно, что всё, что помогает такому контакту, идет на пользу кинофильму. Так же понятно, что тема не может выпрыгнуть из кинофильма на обозрение в конце, как чертик из шкатулки. Вы выращиваете РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ тему в теле кинофильма, как мама выращивает в собственном теле малыша.

ТЕМА И КОНТРТЕМА

У аудитории должна быть причина, по которой она желает глядеть этот кинофильм. Эта причина должна содержаться в самой истории, которую ведает кинофильм. Эта причина и есть тема кинофильма. Мы не говорим авторскими словами либо словами персонажей, какая РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ у кинофильма тема. Тему зритель усваивает, собирая в воображении все, что указывает кинофильм. Естественно, что никто из зрителей не станет заниматься этим особо. Зритель гласит просто: "Этого героя я люблю, а этого подлеца, который ему все портит, я терпеть не могу". Это и есть тема, которую зритель усвоит. Сказать о теме РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ многоречиво он. может быть, и не сможет, но в его сердечко тема проникнет. Если будет выполнена наша задачка – перевоплотить все идеи кинофильма в эмоции, доступные зрителям.

Кинофильм всеми событиями выявляет тему с начала и до конца, каждую минутку. Все, что не на тему, никчемно либо вредит. Но мы РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ уже знаем главную теорему драмы: "Любая ценность в драме выходит только через конфликт''. Это касается и темы. Потому тема всегда развивается в конфликте.

По сути "тема" в драме – это две вещи, связанные вкупе. Одна – тема, другая – контртема. Они повсевременно борются в конфликте от начала и до конца кинофильма.

Когда я РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ был ребенком, на новогодних елках был таковой номер – борьба 2-ух нанайских мальчишек. Два малыша в меховых шубках боролись, подсекая друг дружку ногами. Побеждал то один, то другой. В конце один мальчишка с огромным трудом поднимал другого в воздух... На данный момент он бросит его на пол РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ... Но шуба спадала, и оказывалось, что два мальчугана – это один человек. Тема и контртема борются в кинофильме, как два нанайских мальчугана. Они до самого конца сплелись и не могут одолеть друг дружку. Исключительно в самом конце выясняется, кто одолел. Фаворит – это тема, побежденный – контртема.

Станиславский первым додумался, чтоборьба темы и РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ контртемы должна быть найдена в любом драматическом произведении.

Сначала это смотрится сложно, но, как произнес Станиславский: "Равномерно сложное станет понятным, а понятное прекрасным".

Режиссер должен выстроить драму так, чтоб тема и контртема безпрерывно боролись. И до самого конца зрителю оставалось непонятно, кто одолеет. Разберем это развитие на простом примере. Как, противоборствуя РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ в конфликте, тема и контртема помогают активизации зрительского энтузиазма? Допустим, правонарушители сделали отлично загаданое грех – ограбили банк. Их нереально вычислить и изловить. Аудитория задумывается: черт возьми, какое потрясающее грех. Стоит сделать что-либо схожее. Этоконтртема – на этот момент она одолела.

Но позже полицейские вычисляют и ловят РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ преступников. Аудитория задумывается:

нет, грех не оправдывает себя. Этотема – она одолела в конфликте.

И вдруг правонарушитель, посаженный в кутузку, сбегает. Он на свободе с кучей средств, которые заблаговременно припрятал. Аудитория задумывается: все-же грех стоит того. Этоконтртема, она снова одолела тему.

Но детектив, преодолев массу проблем, опять находит правонарушителя. и зрители молвят РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ: нет, грех не стоит того. Этотема – сейчас она одолела.

Команда гангстеров отбивает головного правонарушителя. Правонарушитель опять счастлив и богат, и зрители задумываются: о, грех стоит того!

Но полицейский опять находит правонарушителя... И так сцена за сценой чередуются и борются две идеи:

1. Грех стоит того.

2. Грех не стоит того.

Одна сцена РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ выражает тему, другая – контртему. Они вкупе и являются темой кинофильма. Это вроде быспор 2-ух мыслях, которые развивают историю и обеспечивают внимание зрителя. В данном случае действиями персонажей управляет мысль показать, что грех не оправдывает себя. Но эта мысль нигде не высказывается словами – никто из персонажей, естественно, не гласит РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ с экрана: "Не совершай криминальных действий – это не стоит того". Персонажи борются, и мысль выясняется в процессе их борьбы, тогда зритель ее усваивает чувственно и подсознательно. Такая мысль, которая управляет действиями персонажей в конфликте, именуетсяуправляющей мыслью.

Управляющая мысль – это та часть темы, которая одолеет в конце, а контртема – это 2-ая часть управляющей идеи РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ, которая будет разбита. Но в самом конце. А перед этим кажется непобедимой.Когда контртема до самого конца кажется посильнее, чем тема, зрители смотрят за историей с большим энтузиазмом, так как им очень охото, чтоб тема одолела. Если мы лицезреем, что правонарушители умны, хитры, сильны, ловки, мы осознаем, что инспектор милиции РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ никогда до их не доберется. Но он все-же добрался! Это вышло в конце, когда тема, практически растоптанная контртемой, одолевает и торжествует. Означает, мы не зря дали герою свои симпатии. Тогда и контраст темы и контртемы будет таким сильным, что каждый усвоит тему как собственный опыт чувственных переживаний РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ.

Сейчас вам понятнее, почему правила требуют, чтоб зло было выражено в живом антагонисте а не в абстрактном знаке, явлении природы либо обобщенном зле. Борьба 2-ух живых персонажей всегда смотрится ярче, непредсказуемей. Этотема борется сконтртемой.

Некорректно определенная тема может исказить, деформировать либо погубить всю работу. Конкретно это случилось в истории РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ сотворения кинофильма "Эпидемия", о котором мы гласили. На 1-ый взор казалось естественным, что антагонистом в сценарии должен стать вирус-убийца, бесжалостный, страшный, неумолимый неприятель. Само собой разумелось, что темой должна быть борьба человека с вирусом-убийцей. Но у вируса, по сопоставлению с убийцей-человеком, небольшой репертуар поведения РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ. Вирус убивает, и только. А человек-враг может лукавить, притворяться, плести интриги, объединяться с различными суровыми силами. Потому тема кинофильма появлялась в борьбе неплохого парня с нехорошим парнем.

Антагонистом стал старенькый, никогда не подводящий "нехороший юноша", генерал, роль которого исполнял Дональд Сазерленд.

Неплохой юноша, полковник Дастин Хофман, желает убить вирус РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ, а нехороший юноша – генерал Дональд Сазерленд. желает сохранить вирус как орудие бактериологической войны. Ради этого он готов уничтожить неплохого парня и убить целый город, зараженный вирусом. Шаг за шагом борьба с вирусом-убийцей рассматривается конкретно как развитие этого конфликта.

Полковник отыскивает антивирус – этотема. Генерал его имеет, но прячет как РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ потаенное орудие – этоконтртема.

Вирус быстро распространяется, и военные обязаны открыть скрытый антивирус, который поможет убить эпидемию. -этотема.Но уже поздно: вирус поменялся, он неуправляем и неистребим, и генерал желает убить весь город совместно с новым вирусом –этоконтртема.

А полковник желает спасти людей, он отыскивает и находит новый антивирус РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ – этотема.

Тогда генерал старается убить полковника, чтоб сохранить потаенное бактериологическое орудие – этоконтртема.

Но полковник спасается и в считанные секунды до полной катастрофы устраняет население земли от апокалиптической катастрофы – этотема.

До последней минутки генерал кажется непобедимым. Он уверил президента США скинуть на город супербомбу. Большой самолет несет погибель городку – этоконтртема.

Что в РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ состоянии сделать один полковник против всей мощи армии? Ничего. Но в последний момент он одолевает. проявив максимум отваги, воли и разума.

Тема – это то, что одолевает контртему, которая кажется еще более сильной. Это тоже одно из правил "отлично рассказанной истории". Тема – это Давид, контртема – это Голиаф. Он кажется РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ непобедимым. Но Давид раскрутил пращу, и камень летит в цель.

ТЕМА И УПРАВЛЯЮЩАЯ Мысль

В истории всегда должны работать две идеи. и они находятся в состоянии войны вместе.

Тему можно именоватьуправляющим противоречием. Так как тема – это непрерывная, от начала до конца кинофильма, борьба 2-ух обратных мыслях.

Конкретно эту необходимость борьбы 2-ух РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ мыслях в каждой драме определил Станиславский – в каждой драме безпрерывно развивается коллективноесквозное действие.С ним борется и ему противоборствует сквозное противодействие.Все персонажи драмы соединяются воединыжды в две группы. За борьбой этих 2-ух групп смотрит зритель. Сквозное действие – это то. что соединяет воединыжды всех протагонистов. Сквозное противодействие – то РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ. что соединяет воединыжды всех антагонистов. Сквозное действие – это практическое, ежеминутное и последовательное выполнение темы.

Гамлет достигает справедливости в мире зла. Его тема – справедливость должна торжествовать над злом. Но зло – повелитель, царица, придворные, друзья-предатели борются с Гамлетом. Их больше, они торжествуют.Они посильнее. До того времени, пока Гамлет РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ не ставит на карту все и, отбросив сомнения, берет в руки клинок мщения. Тема: справедливости в этом мире можно достигнуть только ценой жизни. Пережил "быть либо не быть", помудрствовал над черепом бедного Йорика, удостоверился в виновности короля, отстрадал погибель возлюбленной девицы. Сейчас настал час правды. Нужно "быть"! И "быть РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ" до конца!

Как ни назови это стратегическое противоборство – темаиконтртема, управляющее противоречие, сквозное действиеисквозное противодействие, – это то, что должно развиваться в драме от начала до конца. И это развитие обеспечивает зрительский энтузиазм.

Тема и контртема всегда делают в истории цепь драматических перипетий, конкретно они превращают идеи в эмоции, а мы знаем РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ, что это активизирует энтузиазм аудитории.

"Вишневый сад". Раневская возвратилась в поместье. Она счастлива, но мы узнаём, что она обнищала и у нее нет шанса спастись. Все погибнет, если имение будет продано за долги, – это тема.

Лопахин предлагает план спасения – вырубить вишневый сад. Неуж-то есть спасение от бедности? Да РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ! Выруби свое прошедшее, уничтожь свои корешки. Это контртема.

Нет, Раневская отторгает этот путь. Все погибнет? Никак. Гаев предлагает другой путь спасения. Аня в него верует, она счастлива, кажется, можно спастись – это тема.

Денек реализации имения приближается. Лопахин припоминает, уговаривает принять его план спасения. Но никто не желает прислушаться к его советам РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ. Это контртема.

Назревает несчастье. Раневская полна других хлопот, она не желает ничего решать, не желает ничего рушить, пусть все идет само собой – это тема.

В разгар глупого веселья в поместье возникает опьяненный Лопахин. Он торжествует победу и плачет от горя. Он купил вишневый сад – это контртема в РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ ее сумрачном триумфе.

Наступает безотрадное осеннее утро. Персонажи как живы покойники покидают вишневый сад. На их очах идет его убийство – деревья рубят. Это тема. И фаворит Лопахин таковой же мертвый, как и побежденные им бывшие хозяева. Он убил не только лишь сад, он убил то единственное, что сияло в его душе РЕПЕТИЦИЯ И РАБОТА С ТЕКСТОМ, – любовь к Раневской, ее семье и саду собственного юношества. Погибель воцарилась в вырубленном саду.

Это очень сжатый и поэтому облегченный разбор. Но принцип понятен.Управляющее противоречие развивается в непрерывном конфликте темы и контртемы. Развитие этого конфликта и есть история, за которой с волнением смотрит аудитория.


reshenie-5372-stranica-6.html
reshenie-54.html
reshenie-999.html