РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2)

Я знал единственного серафима, который от вручения аттестата до пенсионной книги желал и имел исклю­чительно свою супругу. Она вправду была восхити­тельным созданием- шпильки вынет, головой трях­нет, на грифе бант, капроновые струны “в черно-красном собственном будет петь для меня моя. Дали, в черно-белом собственном преклоню РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) перед нею главу”. В этом месте он всегда опускался на колено и целовал ей ручку. Доцеловал до эпохальной годовщины и развелся. Ско­ропостижно, по-инфарктному, раз — и надолго свобо­ден. Нет, там не было никаких старческих безумств типа сонной, как лемуры, студентки, племянницы из Могилева, классической медсестры. Но как-то в лет РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2)­нем трамвае, не удержав равновесия, ткнулся на секун­ду носом в чью-то открытую шейку. “Шейка, — цити­рую, — была женской, холодной, с запахом незнако­мых духов и еще чего-то потаенного, ночного, невыветренного. И я вдруг сообразил, что был околпачат, что был обделен, что был обворован РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2)”. Конец цитаты. Сейчас живет отшельником и человеканенавистником. А что толку? Поезд уже ушел.

Фридрих прав, население земли сделало институт бра­ка не для сексапильного баловства: малыши и совместное хозяйство. Сейчас перепутали порочное с праведным и еще дуются. Ну не могу, не могу я добровольно приго­ворить себя к бессрочному заключению в одних РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) объ­ятиях только за то, что когда-то захотел это тело чуток посильнее других. Очень грозная кара. А она просит.

Очнись, милая — для тебя не раскрутить землю в об­ратную сторону. Нет, не очнется. Конечности ледяные, глаза подернуты куриной пленкой, дышит — не ды­шит, — нашатырем не пробовали? — дернулась, зары РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2)­дала, побежала топиться.— Дорогая, купи на обрат­ном пути хлеба, а то из-за этой штатской войны красной и белоснежной роз в доме разруха и запустение. Кстати, знаешь, чем она кончилась? Обе завяли.

Пока моя бедная Лиза отыскивает пруд, могу перечис­лить несколько традиционных дамских ошибок РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) в ситу­ации домашнего землетрясения. Загибай пальцы.

1. Опыты с наружностью. То месяцами не вытряхнешь из халатика, ноги небритые, волосы посечен­ные, нижнее белье от москвошвея. Гром грянул, зер­кало треснуло, и с низкого старта на эстафету по полной программке: куафер, стилист, косметолог, ветпевой рынок. Возвращаешься — а в квартире чужая тетка, незнакомая РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) и неинтересная.

Лично я поближе всего был к разводу, когда супруга сменила родной хвостик на стильную стрижку и вы­щипала брови. Это не омолодило (никуда ты возраст по утрам не спрячешь, хоть в холодильнике ночуй), а попортило. Другой овал, другое выражение лица, все, что еще трогало сердечко, милые, знакомые чер РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2)­точки, приметы — стерлись, пропали: ты что, мама, совершенно спятила?

В итоге заместо запланированного ею эроти­ческого взрыва — оборотный эффект: круглосуточное раздражение и остывание. Может, еще пластическую операцию сделаешь? Форму носа изменишь, а заодно и пол. Вот все задачи и отважутся: будем на пару по бабам бегать РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2). Представь, что Мона Лиза к следующему сеансу организовала для себя соболиные брови и челку до этих самых бровей. Куда б послал ее совместно с челкой и бровями ренессансный гений? Ну, приблизительно... С ге­ниями шуточки плохи, чуток что не по их — обои без спросу переклеили, чаркой обнесли, средств в долг не РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) дали, собака облаяла, — сядут за стол, запалят черную свечку и придумают чего-нибудть такое, от чего у смирного народа махом снесет крышу и из темного облака этой — как ее? — пассионарности хлынет на беззащит­ные маковки радиоактивный дождик.

Жило-было для себя спокойное племя, пасло скот, се­яло озимые, детки — в РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) люльках, дым над трубой, со­ловьи — в кустиках, падают яблоки, встает солнышко, пахнет сдобой и гречишным медом. Вдруг трехпалый свист — и избы заколочены, хлеба пылают, пули свищут. Хруст, хрип, храп — с утра очухались, глаза протерли, взглянули окрест: е-мое — недвижный коршун над темной землей и ни страны, ни РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) века. Точно и не было. Как, почему? Никто не в курсе. А гений прикинется чайником и бурлит для себя на плите. Выключи его, по­жалуйста.

Волосы у супруги через полгода отрасли, и я к ней возвратился. Фокус в том, что меняться-то нужно, но без резких движений РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2). Очень порционно, пядь за пядью, прядь за прядью. Чтобы не ужаснулся, не насторожил­ся — чего это она? Корректным карандашиком, бе­личьей кистью, шепотом, штрихом, обертоном. И на­чинать нужно после медового месяца, а не перед визи­том к адвокату.

2. Сексапильные буря и напор. У каждой стабиль­ной пары потихоньку РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) складывается собственный стиль, своя постельная пластика, собственный метод. Практически исчезает импровизация, но ее отсутствие полностью подменяют син­хрон и каллиграфичность совместного почерка. Неиз­бежную монотонность ничем не поправить, а вне­запным сексапильным остервенением и подавно. Откуда этот пыл, этот неожиданный аппетит? Где они были, когда я просил, добивался, угрожал, занозил РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) ладошки о твое одеревеневшее тело?

Сейчас у меня все в порядке. Я желаю тебя ровно столько, сколько ты мне обычно позволяла. Ранее мне этого было не много, сейчас полностью довольно. Что все-таки ты расстраиваешься? Странноватый вы люд, женщи­ны: упрямо добиваетесь чего-то, а добившись, здесь же РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) требуете оборотного. Для чего ты изображаешь из себя чиччолину, когда тело шелестит обидой, а веки вон как стиснуты, как будто в тебя вставляют расширители? Меня-же не обманешь ни искусственными стонами, ни безумным аллюром.

3 Сеансы ностальгии. С пыльных антресолей, из архивных дебрей добываются пожухлые письма, пиг­ментированные снимки и предлагается РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) турне по свя­тым местам: ты помнишь, Алеша, вот тут, видишь, v тебя джинсы изолентой заклеены. Это мы с тобой в Сочи, на гору полезли, заплутались, продирались через ежевику. — Что, дорогая? Естественно, помню... еще мело, мело во все концы, во все, понимаешь ли, преде­лы. Я ничего не спутал. Был июнь РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2). Мела метель. Тополиная, очевидно. И как в молодости вдруг вы уроните пух (ну и рифма — “вдруг — пух”!) на реснички и плечи подруг, которых у тебя, как в Иванове ткачих. Пух всюду, в волосах, во рту, в носу, все чихают, слезятся, почесываются. Вредное дерево, ужаснее анчара. Там РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) все по-честному: ты его не трогаешь — оно тебя. Еще из плодов помаду на экспорт делают. Ты, случай­но, не ею пользуешься? Больно цвет некий ядовитый.

В конечном итоге слащавая прогулка в летних сумер­ках былого заканчивается кружением снимков и рыдань­ями в ванной. Никто ни над кем не глумится. Ты ж РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) не разбиваешь плеер за то, что он не фотографирует, а фотоаппарат за то, что не поет ничьих песен, даже Аллы Пугачевой. Хотя и там и там пленка. Но различная. Наша память устроена по другому, чем ваша. Она предмет­на и точечна. От целой эры после фильтрации может сохраниться РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) только бретелька, соскользнувшая с плеча.

4. Жертвенная покорность. Но это ментальные де­фекты, их не поправить. Какая иноземка будет вопить на стенке, вязнуть в болоте, виснуть на острожном часто­коле с отмороженными щеками, пока владелец тешится с половчанками, гоняет по крови азартный хмель, столбит для себя место в истории — в РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) общем, реализуется как личность. Нужно ему похмелиться — шляпку на­дела, нарумянила отмороженные щеки, раскрыла пе­стрый зонт — и на панель. Поправился; душа вски­пела, возжелал размяться — дом продала, купила жеребца, благословила на подвиг, сама малышей под мышку — и на паперть. Через век другой возвратился— обо­рванный, в струпьях РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2), с Интерполом на хвосте. Отскре­бла, защитила, убаюкала, одеяло подоткнула — и на погост.

Поначалу это трогает, позже — бесит. Варианты реакции: чем рассчитываться? унесите, пожалуй­ста, я ничего такового не заказывал, — и “если она свою жизнь ни в грош не ценит, означает, так оно и есть”.

5. Нескончаемые слезы. Утром еще не открыла РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) глаз — уже просачиваются. — Для тебя приснился дурной сон? — Нет, напротив.— Чего ж ты плачешь?— Так как пробудилась.— Вот и вся логика. Напряжение, как на минном поле: жутко сморгнуть, чихнуть, утратить равновесие. Но какие нервишки в состоянии выдержать этот сезон дождиков? Если я таковой неиссякаемый источ­ник РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) негативных эмоций — давай расстанемся! Впо­ру мастерить для спасения ковчег. Ну все, бедные соседи снизу: рыдал их евроремонт!

Ан нет бы заместо всех этих мелодраматических глу­постей встать спозаранку, зарядочка, прохладный душ, легкий мейкап, скворчит яичница, заваривается чай разбудить супруга и сдружиться с ним. Стать его со­общницей и наперсницей. Ему РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) ж, бедному, поделиться не с кем:

“— Я этим летом в Крыму познакомился с не­обыкновенной дамой...

· Да-да, естественно... Вы правы— осетринка-то сегодня была с душком.”

Любовницы-то о супругах болтают просто и охотно. Там не нужно быть настороже, там позволяют ослабить узел галстука, а где свободней дышится РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) — туда и тя­нет. Стань сообщницей супруга. Ты же все равно уже знаешь. Оценит и отблагодарит. Даже познакомит. Не отрешайся от таковой чести. Прими, угости. Проводи до порога. Обоих. Счастья можно не вожделеть, это лиш­нее. Когда возвратится похвали выбор, сделай- пару сдержанных комплиментов наружности, манерам, чему РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) получится. Вот здесь можно промельком, редуцирован­ной гласной и ввентить какую-нибудь деталь. Она должна быть четкой и убийственной, типа “красивая дама. Ее не портят даже волосатые ноги. Ну и что ж, что волосатые, зато форма безупречная”. Секрет, как правильно увидел Бабель, заключается в повороте, чуть осязаемом. Рычаг должен РЕПЛИКА ИЗ-ЗА БАРЬЕРА (2) лежать в руке и обогревать­ся. Повернуть его нужно один раз, а не два. Этот ювелирный поворот изменит направление поточнее сцен, скандалов, сексапильных атак, слез, смен стиля. Супруг и не усвоит, чем прокололи воздушный шарик. А он пфуй! — и сдулся.


rene-van-der-linden-visoko-ocenil-rol-rossii-v-pase-gosduma-rf-monitoring-smi-28-aprelya-2006-g.html
renij-sekret-starih-otvalov-statya.html
reno-posetitel-restorana.html